ТБИЛИСИ, 6 янв — SunPress. Президент Грузии Саломе Зурабишвили отказалась от помилования протоиерея Георгия Мамаладзе, осужденного за попытку убийства секретаря-референта Католикоса-Патриарха всея Грузии Шорены Тетруашвили.

Дело Мамаладзе получило большой резонанс в Грузии. Пошли разговоры о том, что протоиерей стал жертвой распределения сфер влияния в Патриархии. Тем не менее, именно Патриархия, но лишь после того, как были исчерпаны все ресурсы в судах, обратилась к президенту с просьбой помиловать Мамаладзе. Инициатором был сам Католикос-Патриарх.

«К сожалению, политизация дела, особенно когда показатели преступления сами по себе вызывают острую реакцию, резкие преждевременные заявления будь то политиков или духовных лиц не способствовали процессу принятия решений, процессу, который требует спокойствия и освобождения от любых эмоций», — говорится в заявлении Зурабишвили.

Мамаладзе был задержан в Тбилисском международном аэропорту в феврале 2017 года, а в сентябре того же года он был приговорен к 9 годам тюрьмы. Согласно материалам следствия, в багаже у Мамаладзе был цианид натрия, а в квартире – кустарное огнестрельное оружие и боевые патроны. В день задержания протоиерей направлялся в Германию, где на лечении находился глава ГПЦ Илия II. Католикоса-Патриарха сопровождала в том числе Тетруашвили.

«Я до конца выслушала аргументы адвокатов, детально ознакомилась с ходатайством Синода и приняла решение, за которое полностью беру на себя ответственность», — отмечено в заявлении.

По словам президента, в условиях ужесточения критериев помилования осужденных она не нашла аргументов для того, чтобы допускать исключения в отношении Мамаладзе.

«Я руководствовалась главным принципом – не способствовать своим решением какому-то новому противостоянию в обществе», — сказано в заявлении.

Позже пресс-секретарь Патриархии Андрия Джагмаидзе заявил, что, судя по прошлому опыту, президент принимает положительное решение менее чем в 5% случаев обращений Патриархии.

Первое помилование после скандала

В условиях весьма ограниченных полномочий нынешнего президента Грузии, Зурабишвили сохраняет за собой единоличное право на помилование осужденных. В конце августа 2019 года, когда Зурабишвили в очередной раз воспользовалась этим своим правом, разразился огромный скандал.

Как оказалось, Зурабишвили, среди прочих, помиловала троих осужденных за убийство, двоих осужденных за наркоторговлю, а также одного находящегося в розыске. Дошло до того, что оппозиция начала требовать импичмента президенту.

В связи с этим Зурабишвили объявила мораторий на помилование осужденных до тех пор, пока не будут разработаны четкие критерии. Но и это не обошлось без шума. Правозащитники начали проводить акции протеста у резиденции президента.

Первый после скандала акт помилования президент Грузии издала в преддверии праздника Рождества Христова. Положительное решение было принято в отношении пяти осужденных.

«Новые критерии в отношении таких тяжких преступлений, как убийство, рецидив, семейное насилие, насилие в отношении детей, ввоз и торговля наркотиками, ужесточены, а в отношении легких преступлений, наоборот, смягчены. Эти критерии я установила сама себе, чтобы предоставленное Конституцией президенту дискреционное право никто не смог ограничить», — говорится в заявлении.

Реакция на решение Зурабишвили

«Для нас было важно, приемлемо и желательно освобождение протоиерея хотя бы из-за того, что закончился бы проходящий все это время перформанс против Церкви», — сказал Джагмаидзе на пресс-конференции после решения президента.

По его словам, за ситуацией вокруг Мамаладзе последовало много спекуляций и «многие люди воспользовались этим, чтобы использовать против Церкви».

Оппозиция, в свою очередь, утверждает, что все было заранее спланировано — освобождение Мамаладзе не устраивало ни Патриархию, ни лидера правящей партии «Грузинская мечта — демократическая Грузия» Бидзину Иванишвили.

«Видимо, Патриархия не настаивала на помиловании протоиерея Мамаладзе. Это больше похоже на то, чтобы снять с себя ответственность», — сказала один из лидеров бывшей правящей партии «Единое национальное движение» Хатия Деканоидзе.

«Это (Зурабишвили) марионетка Зурабишвили и одно из главных звеньев карательной цепи Иванишвили», — отметил один из лидеров партии «Европейская Грузия — движение за свободу» Гиги Угулава.